Головна » Статті » Конференція_2016_10_20-21 » Секція_6_Соціально-гуманітарні науки

ОРГАНИЗАЦИЯ ДЕНЕЖНЫХ СБОРОВ КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКОВЬЮ НА ТЕРРИТОРИИ БЕЛАРУСИ (нач. ХХ в.)

Ганчар Андрей

к.и.н., доцент, заведующий кафедрой

УО «Гродненский государственный аграрный университет»

г. Гродно, Республика Беларусь

 

ОРГАНИЗАЦИЯ ДЕНЕЖНЫХ СБОРОВ КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКОВЬЮ НА ТЕРРИТОРИИ БЕЛАРУСИ (НАЧ. ХХ В.)

 

Существование незаконных денежные сборов для римско-католических храмов на территории Беларуси было серьезной проблемой для светской власти. В 1910 г. было указано управляющему Виленской римско-католической епархией, а в 1912 г. повторено, на необходимость прекращения ряда как добровольных, так и принудительных сборов с духовенства и прихожан, а именно: сбор за ленту св. Петра, причем собранные деньги, по большей части непосредственно, минуя МВД, пересылались в Рим; индультный налог, то есть плата за диспенсации, циркуляром Виленского епархиального управления от 7 октября 1899 г. определенный в размере 8–15 руб. за каждую диспенсацию в зависимости от ее важности; обязательная покупка настоятелями рубрицеллей с вычетом причитающейся за них платы (по 5 руб. за экз. большого размера) из жалованья настоятелей; сбор за тихие мессы, поступавший в распоряжение епархиального начальника; вычеты с духовенства на «Пасхальный елей»; сборы на содержание настоятелей нештатных приходов (деньги собирались от прихожан и раздавались канцелярией епископа настоятелям помесячно); «подушный сбор» с римско-католических священников епархии в пользу Виленской римско-католической семинарии. Сбор этот, установленный циркуляром Виленского епископа барона Роппа от 7 января 1906 г., был определен в размере 1 коп. в год за каждую душу со всякого «кому поручена забота о душах» - был ли это настоятель или филиалист - и определенного вычета из жалованья, получаемого ксендзами.

Согласно же узаконениям гражданской власти, сбор за ленту св. Петра мог производиться только с разрешения МВД и пересылаться в Рим только при посредничестве министерства. Сборы за тихие мессы, по силе п. 16 прил. к ст. 123 Устава иностранных исповеданий, относившихся к разряду т.н. «jura stolae», должны были записываемы в состоящие при костелах особые шнуровые книги, подлежавшие ревизии синдиков, и не могли быть расходованы по единоличному усмотрению епархиального начальства. Что касается остальных сборов, то и они не имели законного основания, так как по силе ст. 71 т. 1 Свода законов Российской империи, издания 1906 г., обязательные сборы могли быть устанавливаемы не иначе, как в законодательном порядке [1, л. 5].

К примеру, принудительными сборами признавались местной гражданской властью собираемые ксендзами деньги на приобретение нового органа в костел (Кузницкий костел Сокольского уезда, ксендз Чеслав Гурский, декабрь 1911 г.), на внутренний и наружный ремонт (Сидранский костел Сокольского уезда, ксендз Мечислав Савицкий, декабрь 1911 г.), на ремонт и устройство ограды вокруг проектируемого расширения кладбища (Кундзинский костел Сокольского уезда, ксендз Иван Матулевич, декабрь 1911 г.) [2, л. 2, 13]. Принудительность определялась наличием доноса: не каждому прихожанину нравилось пропорциональное распределение собираемых средств по одному рублю с каждой десятины. В перечисленных случаях доносы были написаны крестьянами. В отношении же сборов на ремонт Кундзинского костела, то настоятель представил уездному исправнику разрешение Виленской римско-католической консистории, выданное без согласия гражданской власти и оформленное 10 апрелем 1910 г. В ходе следствия выяснилось, что Департамент духовных дел МВД Российской империи уведомил 20 сентября 1911 г. о распоряжении МВД об отмене выданного консисторией решения, но сбор был отменен лишь 30 января 1912 г. С этого времени и был прекращен сбор [2, л. 3–10, 14–16, 27, 30, 33].

Нередки были и задержки с жалованием настоятелям приходов. Настоятель Зельвенского костела 8 месяцев (по май 1909 г.) не получал жалованья. Главное неудовольствие духовенства вызывало промедление в высылке жалованья, получаемого ими на третий, а иногда четвертый месяц по истечении срока. В вину римско-католическому епархиальному руководству деканы ставили существовавшие в Виленской римско-католической консистории поборы на выдачу метрик, планов, контрактов и т.п. [1, л. 5].

Из циркулярного предписания Виленской римско-католической духовной консистории настоятелям от 29 сентября 1910 г. за № 10027 видно, что последние часто без надлежащего, предусмотренного ст. 118 Уст. ин. исп., разрешения своего начальства, отдавали в арендное содержание разным лицам костельные дома и земли, причем большей частью по таким сделками контракты не заключались, а если и заключались, то убыточные для костелов, влекшие иногда полное отчуждение отдаваемого в аренду имущества. Согласно же ст. 112 Уст. ин. исп., лишь правительству Российской империи принадлежал надзор за имуществами духовных установлений, а ст. 117 того же Устава указывала, что ненужные для церкви имущества могли быть отчуждаемы лишь с разрешения подлежащих гражданских властей [1, л. 13].

Таким образом, представленные факты свидетельствуют как об отсутствии порядка в отношении организации сбора денежных средств римско-католической церковью на территории Беларуси, так и существовании недовольства в этом отношении между римско-католическим духовенством.

 

Литература

1. Копии циркуляров МВД по духовным вопросам (1912 г.) // НИАБ в г. Гродно. – Ф. 1. – Оп. 18. – Д. 1842. –  15 л.

2. Дело о принудительном сборе пожертвований ксендзами Гурским, Матулевичем и Савицким на постройку костелов в Сокольском уезде (2 января 1912 г. – 13 сентября 1912 г. // НИАБ в г. Гродно. – Ф. 1. – Оп. 18. – Д. 1843. – 35 л.

Категорія: Секція_6_Соціально-гуманітарні науки | Додав: Admin (19.10.2016)
Переглядів: 143
Всього коментарів: 0