Головна » Статті » Конференція_2015_10_20-21 » Секція_5_Економічні науки

ТАРГЕТИРОВАНИЕ КРЕДИТА КАК ИНСТРУМЕНТ СТАБИЛИЗАЦИИ ЭКОНОМИКИ: К ПРИЧИНАМ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЗАБВЕНИЯ

Бураков Дмитрий

к.э.н., старший преподаватель

Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

г. Москва, Россия

 

ТАРГЕТИРОВАНИЕ КРЕДИТА КАК ИНСТРУМЕНТ СТАБИЛИЗАЦИИ ЭКОНОМИКИ: К ПРИЧИНАМ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЗАБВЕНИЯ

 

Идея таргетирования кредита появилась на современном этапе развития мысли о денежно-кредитной сфере. В работах ряда бесславно забытых теоретиков кредитной сферы США 1980х годов появляется идея о необходимости установления в качестве целевого ориентира осуществляемой денежно-кредитной политики значений движения (роста) именно кредита, как совокупной массы кредитных ресурсов, предоставленных кредиторами заемщикам. Выдвижение данного тезиса укреплялось аргументацией следующего рода: в 80-е года минувшего столетия взаимосвязь между кредитом и валовым национальным продуктом в США оказалась сильнее нежели чем аналогичная корреляция с денежной массой. Причиной данного явления стало с одной стороны усиление роли кредита (в том числе небанковского) в росте национальной экономики, с другой усиление роли классического кредита, его мультипликационных свойств в структуре национальной денежной массы. Однако данная идея не получила должного внимания и впоследствии была забыта, а выбор пал на классические монетарные переменные. Природа такого «кредитного забвения» может быть найдена в нежелании монетарных властей фиксировать внимание на росте кредитной массы, учитывая тот факт, что именно кредит является основным источником роста американской экономики. Учитывая тот факт, что в структуре ВВП США свыше 80% приходится на конечное потребление домохозяйств, а оно, в свою очередь, в 1,34 раза превышает бюджет домохозяйств (посредством использования потребительского кредитования) логично предположить, что тотальный контроль участников рынка, аналитиков, рейтинговых агентств за динамикой кредитной массы и кредитно-депозитной мультипликацией банковской системы США привел бы к усилению нестабильности экономики с одной стороны, а также сокращением темпов роста с другой. Почему? Во-первых, потому что в случае формирования хоть сколько-нибудь существенного отклонения в движении кредита от тренда ВВП на рынках товаров, услуг, активов, фондовом рынке началась бы паника и постоянный шумовой фон о надвигающемся кризисе и необходимости монетарных властей США вмешаться и остановить надувающийся пузырь. В итоге дабы не предстать в СМИ в свете либо полных дилетантов, которые в отличие от рынка не видят перегрев, либо в свете теневых распорядителей и создателей данного пузыря, регулятор будет вынужден вмешаться и ограничить пределы кредитной экспансии. В таком случае неизбежна рыночная коррекция в форме сокращения темпов роста кредита, как следствие – экономики, возможно даже формирование технической рецессии. Вслед за такими действиями неизбежной станет активизация другой части СМИ, которые преподнесут спасение экономики как ограничение свободного рынка, рынка полностью рационального и свободного не только от пузырей, но и от цикличности движения экономики как таковой (что кстати было весьма актуальным и распространенным явлением в Штатах и Еврозоне на протяжении конца 1980-х – начала 2000-х гг.). Следствием такой оценки станет снижение симпатий электората и усилит позицию конкурирующей политической силы к следующим выборам. Причем избрание кредита на роль основного ориентира качества экономического роста не выгодно ни одной из политических сил. Т.к. кризисы регулярны, использование кредита для управления экономикой будет систематически наносить вред и тем, и другим группам политических интересов.

Другое дело – использование монетарных, общих, неопределенных агрегатов и формирование на их основе концепции таргетирования инфляции, при том, что в последние 25 лет инфляция концентрируется в основном не на рынках товаров и услуг, но на рынках ссудного капитала, активов, фондовом и валютном рынках. В таких условиях надувающийся пузырь легко не заметить и продолжать утверждать о стабильном росте, невозможности идентифицировать пузырь, и, что самое главное, говорить о качестве экономического роста, при этом выдвигая во главу угла достаточно стабильные и низкие показатели инфляции в виде индекса потребительских цен, хорошую статистику по занятости, минимальные за n-тое количество лет обращения в службу занятости и прочие данные с рынков товаров и услуг. В случае схлопывания пузыря, как это произошло в 2006 году, занимается удобная позиция, согласно которой все накопленные и реализовавшиеся риски находились в мертвой зоне (хвостовые риски) и не могли быть учтены кредиторами при осуществлении своей деятельности (Bernanke, 2009). При этом полностью игнорируются доказательства академических исследователей, экспертов. Касательно средств массовой информации – эффект снижается посредством осуществления давления на прессу (что стало весьма активно применяться в США в последнее десятилетие) или формирование у реципиента когнитивного диссонанса, когда с разных каналов идут встречные потоки информации диаметрально противоположные друг другу.

Таким образом, отказ от перехода к концепции таргетирования кредита в развитых странах связан преимущественно не с недостаточной научной аргументированностью или же комплексностью, сколько с политическими причинами. Если подойти к вопросу с технической точки зрения, то использование значений движения кредита в большей степени выгодно для целей денежно-кредитного регулирования, т.к. он позволяет учитывать главную особенность современной кредитно-финансовой сферы – переход инфляционно-дефляционной спирали на рынки активов.

 

Литература

1. Bernanke, B.S. 2009. The Crisis ant the Policy Response. Speech at the Stamp Lecture, London School of Economics, London, England.

2. Бураков Д.В. Управление цикличностью движения кредита. М.: Русайнс. – 2015. – 218 с.

Категорія: Секція_5_Економічні науки | Додав: Admin (19.10.2015)
Переглядів: 299
Всього коментарів: 0
avatar